Экзамен сдан

Формулярный процесс (120 г. до н.э. — конец III в.), исторически сменивший легисакционный, явился шагом вперед по сравнению с предыдущим процессом.

Сущность формулярного процесса заключалась в составлении претором письменной формулы (отсюда и название процесса), содержащей указания присяжному судье о том, как надо решить спор. Теперь роль претора существенно изменяется – теперь его пассивность исчезает, он даёт указания судье о направлении рассмотрении дела, которые для последнего являются обязательными. Судья разбирал только фактическую сторону дела, а ответственность за то, заслуживало ли данное притязание судебной защиты, лежала на преторе. С течением времени преторская юрисдикция выработала для большинства притязаний постоянные формулы, которые доводились до общего сведения посредством эдиктов в виде формуляров (бланкетов). Таким образом, правовой основой формулярного процесса было преторское право.

Преторы постепенно получили власть давать формулы исков не только в случаях, предусмотренных законами и обычаями, но и тогда, когда считали это необходимым (в то время как в прежнем праве это не было предусмотрено).Таким образом решался вопрос об отношении преторской формулы к старому преторскому праву: часть формул были составлены на основании цивильного права, другие обосновывали исковое требование совокупностью указанных претором фактов. При изложении формулы претор не был связан прежним правилом изложения иска в точных словах закона, что упраздняло громоздкость и обрядность легисакционного процесса и тем самым характеризовало формулярный процесс как более гибкий и приспособленный к новым имущественным и социальным отношениям.

В этой формуле различают четыре основные части: демонстрация, интенция, кондемнация и адъюдикация. Присутствие всех перечисленных частей было необязательным в каждой формуле.

Демонстрация — это часть процессуальной формулы, излагающей сущность искового притязания. Например, "Поскольку истец продал раба ответчику…"

Интенция — главная часть процессуальной формулы, в которой в форме условия приведено основание иска и предмет иска (точно указанный или обозначенный с тем, чтобы его уточнил судья). Интенция не могла отсутствовать ни в одной формуле, так как в ней содержится вопрос, который истец ставил на рассмотрение суда. Она всегда начиналась словами: "Если выяснится…".

Кондемнация уполномочивала судью присудить или освободить ответчика в зависимости от того, признает ли судья интенцию верной или нет. Например, "Судья, присуди Нумерия Негидия Авлу Агерию уплатить десять тысяч сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай"

Наконец, в исках о разделе общего имущества помимо перечисленных частей помещали еще четвертую — адъюдикацию — часть процессуальной формулы, которая уполномочивает судью самостоятельно регламентировать спорные правоотношения сторон, в частности, присудить одной стороне неделимую вещь, а другой — денежную компенсацию, или произвести раздел спорного имущества. Например, "Присуди, сколько следует, кому следует".

Кроме четырех перечисленных составных частей формулы, в ней могли быть и другие части, такие, как прескрипция и эксцепция.

Прескрипция - это отрицательное условие, расположенное в формуле перед интенцией, которое ограничивает в пользу истца предмет спора, а в пользу ответчика (если это условие окажется правдивым) уничтожает литисконстетацию.

Эксцепция – впереводе на русский язык означало ответ или оговорку. То есть по существу эксцепция являлась особым способом процессуальной оговорки, которой ответчик отрицал наличие права истца вообще (защита) или, по крайней мере, свою обязанность исполнять обязательство в настоящее время (возражение).

Формулярный процесс по-прежнему делился на две стадии: производство in iure и in iudicium с тем различием, что роль претора стала более активной и судопроизводство носило упрощённый характер за счёт выдачи формулы и упразднения обрядности. Заседания проводились публично в определенные для суда дни. Процесс был бесплатным, устным.

Процесс заканчивался вынесением судьей решения, значение которого заключалось в том, что оно окончательно разрешало спорное правоотношение, было обязательным и безусловным, тем самым апелляция, как в легисакционном процессе, не допускалась. К решению по своей значимости приравнивались также третейское постановление и мировая сделка.

По общему правилу, решение оглашалось в присутствии обеих сторон. Однако при определенных условиях судья мог вынести решение и в отсутствие одной из сторон. В таких случаях, если истец не являлся к судье, ответчик мог потребовать освободительного решения. Если не было ответчика, то судья выслушивал истца и выносил заочное решение в его пользу или в пользу ответчика. Это было новшество формулярного процесса. Если отсутствовали обе стороны, то дело вообще не рассматривалось.

В формулярном процессе сторона не могла обжаловать судебное решение. Таким образом, по теории, выработанной классическими юристами, вопрос, разрешенный один раз между данными сторонами, не мог быть разрешен судом повторно. Однако неудовлетворенная сторона могла прибегнуть к реституции или требовать защиты от несправедливого решения посредством вето у других магистратов. Однако, при оспаривании законного решения ответчик платил в двойном размере, если не мог подтвердить свои возражения.

Таким образом, некоторые институты, возникшие в легисакционном процессе, в формулярном бесследно исчезли. Действовавшее ранее правило, что взыскание налагается на личность должника, в формулярном процессе уже не работало. Взыскание осуществлялось за счет имущества должника.

Другие процессуальные институты, наоборот, получили свое дальнейшее развитие, претерпев значительные изменения с переходом к новой форме процесса, например, институт иска. Кроме того, обязанность явки ответчика и исполнения решения лежала на истце, судопроизводство возбуждалось по инициативе частных лиц, в судопроизводстве действовал принцип состязательности.

Поделись материалом