Экзамен сдан

Общественный уклад в Корее — конфуцианский, консервативный. Это нашло свое отражение и в языке. Одной из характерных особенностей ко­рейского языка является наличие так называемых «степеней вежливости» — особых глагольных грамматических форм, которые в обязательном порядке употребляются в конце каждого предложения и сигнализируют, на какой ступени общественной лестницы, по мнению говорящего, нахо­дится и он сам, и его собеседник.

Каждой корейской семье в высочайшей степени свойственно почитание родителей, стариков, безропотное им подчинение. Поэтому любое повествование русских о своей семье, своих родителях без достаточной доли уважения производит на корейца ошеломляющее впечатление, которое затем может перейти в неприятие.

Как и большинство государств Восточной Азии, Корея — это страна всепроникающей иерархии. Жесткая иерархия пронизывает все корейское общество, она определяет как личные, так и служеб­ные отношения любого корейца. Каждый сверчок очень хорошо знает здесь свой шесток. Например, открытая демонстра­ция служебной иерархии на Западе зачастую воспринимается как нечто неприличное, начальство и подчиненные внешне держатся или уж, по крайней мере, стараются держаться как равные. В Корее это немыслимо, и поясные поклоны, отвешиваемые на­чальнику по поводу или без повода, — это нормаль­ное поведение корейского служащего.

В конфуцианской традиции общество, государ­ство, а позднее — и частная фирма всегда отожде­ствлялись с патриархальной семьей, равенства в которой не могло существовать просто по опреде­лению: отец был старше матери, родители — стар­ше сыновей, сыновья — старше сестер. Не случай­но, что ни в корейском, ни в китайском языке про­сто не существует понятий «брат вообще» или «сес­тра вообще»: и брат, и сестра могут быть только либо старшими, либо младшими. Представление о том, что общество — это строго иерархизированная пирамида, в которой в принципе не может быть двух человек, совершенно равных по своему социально­му статусу, сохраняется на Дальнем Востоке и поныне.

Первое, что хотят уяснить два незнакомых корейца, встретив­шись друг с другом, — это то, кто же из них, собственно, является старшим (не по возрасту, а по об­щественному положению). Поэтому при первой встрече корейцы всегда задают друг другу серию стандартных вопросов, некоторые из них кажутся чужеземцам весьма странными и слишком личными (сами корейцы, разумеется, воспринимают их совершенно нормально). Принято спрашивать о воз­расте, семейном положении, месте работы и долж­ности, а также, в некоторых случаях, о месте рож­дения и об оконченном учебном заведении. Вся эта информация нужна корейцу в первую очередь для того, чтобы установить социальные координаты своего нового знакомого и, соответственно, понять, как же следует с ним себя вести.

Непонимание всех этих ритуалов — едва ли не основная причина служебных конфликтов для работающих в Корее иностранцев. В лучшем случае они просто не понимают местных правил игры, а в худшем — забывают древнюю (и очень любимую корейцами) пословицу: «В Риме делай так, как де­лают римляне» и пытаются перестроить свои отно­шения с коллегами и начальством на основании «принципов демократии» — в собственном понимании. Ясно, что последствия подобных экспериментов обычно оказываются печальными, в первую очередь — для самого экспериментатора.

Влияние, которое оказывает иерархичность на жизнь современного корейского общества, нельзя оценить совсем уж однозначно. С одной стороны, нравится это или нет, но именно иерархичность и конформизм во многом способствовали корейско­му «экономическому чуду».

Дисциплинированность рабочей силы, готовность корейцев без ропота сносить лишения и без пререканий исполнять прика­зы стали одним из факторов, который обеспечил и политическую стабильность, и высокую производ­ственную дисциплину.

Следует отметить и специфическую для корей­цев, занимающих высокое положение в иерархии, манеру говорить и держать себя.

Традиционно в Корее считалось, что уважающий себя человек дол­жен быть немногословен, и эти представления со­хранились до нашего времени. Склонность к многословию, привычка открыто выражать свое мнение и демон­стрировать окружающим свои эмоции корейцы вос­принимают как признак несерьезности, легкомыслия. Старая традиция требовала, чтобы человек, и в особенности — представитель конфуцианской эли­ты, был внешне абсолютно бесстрастен, чтобы его лицо было «подобно дереву или камню».

 

Для большинства корейцев их общественный престиж не менее важен, чем материальное благо­состояние, и порою, для того чтобы повысить свой общественный статус, они идут на весьма большие финансовые жертвы.

Традиционная мораль корейцев высоко ставит личные контакты, непосредственное общение, по­этому без них в Корее невозможно решить ни одной серьезной проблемы.

Корейцы в большинстве своем — открытые, ком­муникабельные, воспитанные люди. Поэтому не исключено, что выказываемое ими к иностранному предпринимателю теплое отношение отнюдь еще не означает, что ваше дело «на мази».

Если иностранец хочет добиться успеха в бизне­се с корейцами, он должен свое уважение к ним проявлять достаточно демонстративно. Иначе его шансы на успех снизятся. Поэтому следует четко представлять соотношение собственного статуса со статусом корейского партнера. Обмен визитными карточками поможет это выяснить.

Корейские бизнесмены обычно довольно напо­ристо и агрессивно ведут переговоры. Это не меша­ет им традиционно растягивать протокольную часть. Вместе с тем корейцы, в отличие, скажем, от представителей японских компаний, не склонны подолгу обсуждать второстепенные детали соглаше­ния ради того, чтобы обеспечить плавный переход к главной проблеме.

Корейцы ценят ясность и чет­кость изложения мыслей и предложений со сторо­ны партнеров по переговорам.

Чаще всего корейские бизнесмены не выража­ют открыто несогласие с позицией партнера, не стремятся доказать его неправоту (и, кстати, того же ждут от него). Поэтому при общении с корейцами не нужно употреблять выражений типа «надо поду­мать», «ваше предложение нуждается в длительном изучении», «решить этот вопрос будет нелегко» и т. п., поскольку они будут восприняты противопо­ложной стороной не как готовность к долговремен­ным усилиям по выяснению возможностей реали­зации деловых предложений, а лишь как констата­ция их неприемлемости, по крайней мере, на дан­ном этапе. Корейцы не любят заглядывать далеко в будущее, их куда больше интересует непосред­ственный, ближайший результат собственных уси­лий.

Корейцы довольно щепетильны в вопросах одеж­ды: на переговорах с ними мужчинам лучше всего быть в строгом деловом костюме и белой рубашке с неярким галстуком; для женщин абсолютно исклю­чены брюки. Не принято курить в присутствии стар­ших по возрасту и должности.

Поделись материалом