Экзамен сдан

Мир политики в XX в. продемонстрировал отчетливую тенденцию к профессионализации. Для всех политических ли­деров, а также немалого количества их помощников, аналити­ков, консультантов и пр. занятия политической деятельностью давно превратились в профессию, являющуюся основным ис­точником дохода и требующую весьма специфичных навыков и умений.

Общий перечень такого рода умений достаточно велик. Профессиональный политик должен прежде всего уметь: анали­зировать массу разнообразной информации; добиваться под­держки избирателей; организовывать взаимодействие политиче­ских персон, групп, фракций; «продавливать» представляющие­ся ему нужными решения через стену сопротивления оппози­ционеров, чиновников, равнодушных и т.д. Все эти направле­ния деятельности политика достаточно технологичны, т.е. до­пускают известную стандартизацию и выработку четких правил и порядка действий. Совокупности таких правил, способов и приемов достижения конкретных политических целей и назы­ваются политическими технологиями. К наиболее разработан­ным из них относят следующие: избирательные технологии; информационно-аналитические; рекламно-имиджевые; полити­ческий маркетинг; лоббирование; политическое консультирова­ние и т.д.

Избирательные технологии. Под ними, например, понимают комплекс организационных, пропагандистских, рекламно-информационных и прочих мероприятий, которые должны при­вести политическую партию или отдельного кандидата в депута­ты к победе на выборах. Их практическое осуществление начи­нается с формирования «команды» или «штаба» организаторов избирательной кампании. В структуре «команды», как правило, существует три уровня иерархии: (1) организационное ядро, включающее в себя руководителей-координаторов, финансовых директоров и агентов, доверенных лиц, пресс-секретарей, на­чальников технических служб (безопасности, транспорта) и т.д.; (2) «узкие специалисты», работающие в рамках определенных направлений (аналитики, создатели имиджа, ответственные за контакты со СМИ, составители речей (спичрайтеры), юристы и т.п.; (3) «подносчики патронов» — сборщики подписей в под­держку выдвижения какого-либо кандидата, расклейщики пла­катов, распространители агитационных листовок и пр. Деятель­ность большинства работников «команды» оплачивается, хотя в третьей, самой многочисленной ее группе бывает немало и во­лонтеров (в странах Запада — до половины их общего числа).

«Мозговой центр» такой команды разрабатывает общую стратегию избирательной кампании в зависимости от круга доступных ресурсов: финансовых, организационных, рекламно-информационных и др. Важнейшими из них ныне признаются, конечно, финансовые ресурсы, складывающиеся из средств, вы­деленных государством, а также добровольных взносов органи­заций и частных лиц. Однако в ряде случаев решающими впол­не могут оказаться и другие источники ресурсов — наличие раз­ветвленного и отлаженного партийного аппарата, использование возможностей структур госадминистрации (что хотя и запреще­но законом, но на практике неизбежно: если переизбирающий­ся президент отправляется в поездку по стране, как отделить его текущую деятельность от предвыборной), поддержка СМИ, нали­чие ярко выраженной «харизмы» у баллотирующегося кандидата.

Инвентаризация основных источников ресурсов очерчивает реальные возможности избирательной команды. Далее в дело вступают аналитики и прогнозисты, задача которых заключается в изучении социально-экономической и политической ситуации в избирательных округах, определении политических настрое­ний и ожиданий электората, «болевых точек» повседневной жизни, которых можно поэксплуатировать для создания образов «борцов за справедливость», и т.п. В компетенцию этих специа­листов также входит определение тех конкретных групп электо­рата, прямое обращение к которым сулит наибольший успех и поддержку. Тут же подключаются к работе и специалисты по опросам общественного мнения, призванные не только отсле­живать предвыборные рейтинги кандидатов, но и в известной мере их формировать.

По результатам проведенного анализа уже окончательно формулируются основные лозунги избирательной кампании, определяются наиболее эффективные «зоны влияния», состав­ляется расписанный по дням «бизнес-план» конкретных меро­приятий по проведению встреч с избирателями, выступлений в СМИ, распространению агитационных материалов, проведению благотворительных акций и пр.

Важной составной частью избирательной кампании является и формирование привлекательного в глазах избирателей поли­тического имиджа кандидата. Считается, что многие избиратели делают свой выбор не столько на рациональном, сколько на эмоционально-чувственном уровне. Иначе говоря, оценивается не программа или «идейная платформа» кандидата, а его внешний облик, манеры, черты характера вроде силы воли, мужест­венности, властности и т.п. Учитывая эту особенность воспри­ятия политической реальности, многие политики не считают зазорным «играть на психологии» избирателя, сознательно куль­тивируя наиболее выигрышные в психологическом плане сторо­ны своей персоны. Конечно, создать пользующийся успехом политический имидж на пустом месте нельзя. Но довести опре­деленные реальные черты личности политика до безусловно впечатляющей величины, фокусируя на них внимание с помо­щью СМИ, вполне возможно.

Общественное мнение всегда приветствует такие черты по­литиков, как интуицию, хозяйственную рачительность и компе­тентность, острое чувство справедливости, решительность, бес­компромиссность и др. И в зависимости от конкретной полити­ческой ситуации начинают эксплуатироваться такие виды поли­тического имиджа, как «крепкий хозяин», «борец с коррупци­ей», «профессионал-прагматик», «отец нации» и пр. Авторитет и влияние носителя такого имиджа — важный ресурс избиратель­ного процесса. Поэтому неудивительно, что специалисты-имиджмейкеры - непременные члены любой сколько-нибудь солидной избирательной «команды».

Принципы деятельности такого рода команды профессиона­лов, организующей и связывающей воедино все процедуры предвыборного и собственно выборного процессов, и охватыва­ется понятием «избирательная технология». Практически во всем цивилизованном мире данная сфера деятельности является по­лем приложения усилий не только официальных партийно-политических структур, но и мощного частного бизнеса. Имен­но он поставляет на своеобразный «политический рынок» мно­гочисленных специалистов по политической рекламе, имид­жмейкеров, аналитиков, консультантов и т.д. Примерно такая же выборная инфраструктура начинает сегодня складываться и в России. Но как и в любом новом деле, здесь есть свои издерж­ки. Недостаточная законодательная проработка избирательной процедуры способствует появлению приемов, которые никак нельзя отнести к честной политической конкуренции: это и не­прозрачность источников финансирования партий и отдельных политиков, и разнообразные предвыборные «фокусы» типа вы­движения в одном округе однофамильцев известных политиков или использования механизма досрочного голосования для кон­троля волеизъявления избирателей и пр. Однако, несмотря на все издержки, главное достижение российского избирательного процесса 90-х годов — конкурентность, состязательность изби­рательной процедуры, реальность политического выбора — от­рицать невозможно.

Лоббирование. Эта политическая технология скопирована у нас с западного образца. Английское слово «lobby» означает «коридор», «вестибюль», а в отношении к парламенту — его ку­луары. В политической же лексике термином «лоббизм» обозна­чают особый механизм воздействия на властные структуры, це­лью которого является принятие того или иного законопроекта, выгодного определенным социальным группам.

Первоначально лоббизм понимался как вид теневой, заку­лисной политики и считался чем-то предосудительным, вроде коррупции. Однако, осознав, что извести эту форму давления на законодателей все равно не удастся, ее решили легализовать, ограничив законом приемлемые формы и условия воздействия на депутатов. В США, например, лоббирование считается ле­гальным видом профессиональной деятельности с 1946 г. А в 1995 г. там был принят специальный закон об открытости лоб­бирования (Lobbying Disclosure Act), в соответствии с которым от лоббистов требуется указывать своих клиентов и раскрывать финансовую сторону взаимодействия с ними. Закон также огра­ничивает лоббирование в пользу иностранных государств, пре­дусматривает наказания за возможные фальсификации и т.д.

Законодательно урегулирован этот вопрос и в Германии. В соответствии с немецким законодательством, например, лю­бое объединение или его представитель, если они желают полу­чить доступ к парламенту и правительству, обязаны опублико­вать сведения о себе в специальном «лоббистском списке», а депутаты бундестага в свою очередь должны в специальном по­рядке регистрировать все данные о своих прежних и нынешних контактах с лоббирующими организациями. Такой подход по­зволяет в определенной мере контролировать лоббизм. Закон о лоббизме прорабатывается и в российской Государственной Думе.

Лоббисты как представители различных групп интересов (экспортеров-импортеров, ВПК, АПК и др.) действуют, как правило, изнутри властных структур. Они обрабатывают парламентариев или чиновников исполнительной власти как обыч­ными рациональными аргументами, так и манипулированием финансовыми средствами различных фондов, обещаниями под­держки в избирательных кампаниях или при проведении других законопроектов. В арсенале средств современных лоббистов -продвижение нужных лиц на ответственные должности в систе­ме законодательной и исполнительной власти, воздействие на общественное мнение через СМИ, членство во влиятельных ор­ганизациях различного профиля, активное участие в престиж­ных мероприятиях и т.д.

Несмотря на то что далеко не во всех странах лоббизм офи­циально признан и легализован, его все же следует признать важным элементом функционирования демократической поли­тической системы. Эта политическая технология создает воз­можность цивилизованного выражения интересов различных социальных групп, обеспечивает представителей власти ценной информацией социально-экономического толка, служит кана­лом связи групп интересов и государственных структур.

Поделись материалом