Экзамен сдан

Особенностью политической мысли России было то, что она развивалась в иных исторических, внутри- и внешнеполитических реалиях, опиралась на иную культурную традицию, чем западная.

Исторически развитие российского государства возможно было в условиях сильной центральной власти, что требовало от политической мысли апологии абсолютизма. С другой стороны сказывалось стремление народа к свержению деспотичной власти. Этим объясняется большая идеологизированность российской политической мысли, признание насильственных средств в политике решающими.

Серьезное влияние оказала на содержание политической мысли православная религия, провозглашавшая особую историческую миссию России (“Москва - третий Рим”), воспитывающая в народе традиции соборности, общинности, подчинения государству. Вплоть до конца XVIII века политические идеи развивались в России в рамках религиозной философии. Разделение политической и религиозной мысли произошло позже, чем на Западе.

Основные течения русской политической мысли XIX в.

Основные направления политической мысли России в XIX-XX вв. Среди них: русский консерватизм, русский радикализм, русский либерализм, большевизм.

Основателем русского консерватизма был историк и литератор Н.М.Карамзин (1766-1826). Идеалом Карамзина был сильный монарх (не обязательно наследственный), опирающийся в своей деятельности на законы и принимающий меры к нравственному воспитанию и политическому просвещению народа. Он выступал против разделения властей. Он придерживался естественно-правовой теории, утверждая, что в нравственном государстве гражданские законы должны соответствовать естественным. В рассуждениях историка явственно обозначался крен в сторону апологетики самодержавия.

Из основных направлений русского консерватизма выделяют: славянофильство, официальный монархизм, этико-консервативный анархизм.

Славянофилы выдвинули ряд новых идей при оценке прошлого и современного опыта России, в частности, о необходимости переоценки опыта допетровской Руси, значении крестьянской общины, местного самоуправления, о роли государственного начала и соотношения закона и обычая. Они были противниками и критиками крепостного права.

Создатель политологии славянофильства К.С.Аксаков (1817-1860), критикуя Запад, писал о том, что республика является “самой вредной прави­тель­ственной формой”. Он разработал целую теорию “негосударственности” русского народа. Согласно этой теории истинное гражданское устройство возможно лишь там, где государство не вмешивается в дела народа, а народ - в дела государства. Правительству была в допетровской Руси предоставлена неограниченная свобода управления, а народу - свобода жизни, которую охраняет правительство, реформы Петра, толкнувшего народ на путь борьбы, искания политических прав. Он считал, что необходимо восстановить древнее гражданское устройство, дать возможность народу жить духовной и нравственной жизнью, а не политической.

Важный вклад в развитие идей славянофильства внес Н.Я. Данилевский (1822-1885), автор знаменитой книги “Россия и Европа”, в которой он доказывал необходимость “самобытного национального развития”, выступал против заимствования западного опыта, более того, он противопоставлял славянский мир, Россию Западу, считая его враждебным.

Крупным идеологом официального монархизма был М.Н.Катков (1818-1887). Его идеалом оставалось самодержавие, которое он ставил выше конституционного парламентаризма. Он доказывал, что русскому народу не подходит конституционный строй не в силу его отсталости, а по причине превосходства его типа развития по сравнению с Западом.

Последовательным консерватором был обер-прокурор Синода К.П.Победоносцев (1827-1907), выступавший против любых конституционных учреждений (“говорилен”), земства, свободы печати, отделения церкви от государства.

Этико-консервативный анархизм (Л.Н.Толстой) не просто критиковал отдельные стороны существовавшей в России политической системы, но пришел к выводу, что она в принципе несовместима с идеалами и нравственными требованиями правильно понятого христианства, и тем выразил существовавшие еще со времен Петра Великого подозрения, что существующее государство “не есть истинно православное царство”, а “царство Антихриста”. Толстой звал назад, к простоте и равенству крестьянской общины, обходящейся без насилия, присущего государству.

Таким образом, русский консерватизм прошел путь от апологии монархии до полного отрицания государственной власти.

В значительной мере догматический, охранительный характер официального монархизма был реакцией на другую крайность - радикализм. Русский радикализм (основатель - А.Н.Радищев - 1749-1802) явился идейным и практическим выражением отношения интеллигенции к процессу модернизации России, результатом ее противоборства с бюрократией, нежелавшей осуществлять реформы.

Крайней формой радикализма стал революционаризм, с присущей ему недооценкой эволюционных факторов социального прогресса, превращением революции в самодовлеющую цель - символ веры.

Основными течениями русского радикализма были: декабризм (П.И.Пестель, Н.М.Муравьев), революционный демократизм (А.И.Герцен, Н.Г.Чернышевский), революционное народничество (П.Л.Лавров, П.Н.Ткачев), революционный анархизм (М.А.Бакунин, П.А.Кропоткин), русский марксизм (Г.В.Плеханов).

Декабристы и революционные демократы видели в революционном ниспровержении самодержавия и установлении диктатуры интеллигенции, действующей от имени народа, средство достижения политической свободы для нее и отмены крепостного права для крестьянства, а затем последующего перехода к республике. Революционные народники также стремились к политической свободе, уничтожению монархии, крепостного права, установлению диктатуры интеллигенции, которая приведет народ к “справедливой республике”. Политическая доктрина революционного анархизма базировалась на отрицании государства вообще и идее немедленного перехода к безгосударственному обществу. Но в отличие от Толстого, они главным средством разрушения государства считали не религиозную и моральную проповедь, а революцию.

История русского марксизма противоречива и сложна, это история несбывшихся надежд, грубых политических просчетов, социальных иллюзий. В этом смысле примечательна судьба “отца” русского марксизма Г.В.Плеханова (1856-1918), крупного философа, социолога, публициста. Начав с бескомпромиссного защитника российского пролетариата, готового ради победы социалистической революции пожертвовать “буржуазной” демократией и свободой, он впоследствии осознал значение норм демократии, и, став лидером “меньшевиков”, с позиций либерального марксизма критиковал большевизм за абсолютизацию насилия как средства достижения цели. Несвоевременная социалистическая революция породила бы, по его мнению, “патриархальный и авторитарный коммунизм”. Взгляды Плеханова и других “меньшевиков” были близки идеологии западной социал-демократии. Плеханов осудил “большевистский переворот” 1917 г., как не согласующуюся с марксизмом авантюру, скептически воспринял идею мировой социалистической революции.

Продолжателем традиций русского радикализма стал в XX русский большевизм, абсолютизировавший марксистские идеи классовой борьбы, мировой революции, диктатуры пролетариата. В дальнейшем он выступил в качестве идеологического обоснования установления в России тоталитарного режима. Основными течениями большевизма  являлись: революцион­ный “радикализм” (Л.Д.Троцкий), революционный “реализм” (В.И.Ленин, Н.И.Бухарин), революционный консерватизм (И.В.Сталин). Троцкий выступал за “экспорт” революции в страны Западной Европы и Азии, продолжение жесткого политического курса внутри страны, направленного на воплощение утопии бесклассового и нерыночного общества. Ленин и Бухарин ориентировались на строительство социализма “в одной стране”, осознали необходимость допущения в переходный период частной собственности, некоторого развития капитализма под контролем пролетарского государства при сохранении его диктаторской формы. Консервативное начало сталинизма выражалось в реставрации принципов бюрократического авторитаризма в управлении государством, создании нового класса партийных чиновников, сакрализации власти, идеологии классовой конфронтации, перманентной гражданской войны.

В истории российской политической мысли либерализм занимает особое место. Историческая драма либерального движения в России заключалась в том, что оно, не имея широкой социальной базы (вследствие неразвитости гражданского общества, отсутствия достаточно многочисленного слоя независимых частных собственников), явилось помехой для своих радикальных и консервативных противников. Призывы центристов-либералов к миру и диалогу не были услышаны, и страна оказалась ввергнутой в пучину гражданской войны и прошла через террор тоталитарного режима.

Анализ реалий России почти вековой давности позволяет сделать вывод о правоте предлагаемых либеральными политическими мыслителями буржуазно-демократических реформ в рамках конституционной монархии как закономерного этапа на пути к правовому государству. Гражданское общество и правовое государство были и остаются оптимальными целями общественного развития, сохранения государственной целостности.

Основными направлениями русского либерализма являлись: “правительственный” либерализм (М.М.Сперанский), консервативный либерализм - западничество (Б.Н.Чичерин, К.Д.Кавелин), “новый” либерализм (П.Б.Струве, П.И.Новгородцев, Б.А.Кистяковский, Н.И.Кареев).

Особая роль в распространении либеральных идей принадлежит видному философу, юристу, историку, публицисту и политическому деятелю Борису Николаевичу Чичерину (1828-1904). В основе его учения - идея свободы - свободы внутренней и внешней. Первая проявляется в нравственном самоопределении личности, нравственной свободе, коренящейся в религиозных убеждениях, вторая же обусловлена первой, и характеризуется взаимоотношением человека и государства. “Истинная человеческая свобода, - писал Чичерин, - не есть свобода животного, находящегося на воле, а свобода гражданина, подчиняющегося закону”. Сердцевиной политической философии Чичерина была концепция государства как всенародного, надсословного политического органа, который осуществляет единство “власти, территории и свободы” на основании закона и справедливости. Государство в его концепции представало высшим этапом развития общества. Важнейшие цели государства - устранение зла и противоречий в обществе, обеспечение безопасности граждан и условий приобретения людьми благ собственными силами. Исходя из общего блага, регулирующая и законодательная функции государства должны быть направлены на обеспечение гражданского мира, правопорядка и свободы. Политическим идеалом Чичерина выступало централизованное государство, призванное сдерживать противоборствующие стороны и частные силы при господстве справедливого распределения и пропорциональном равенстве “согласно способностям и заслугам лиц”. Перспективы общественного развития России, по мнению Чичерина, связаны с раскрепощением общества, формированием средних классов и общественной самодеятельности при участии монархии. Сравнивая различные формы государственного устройства, - абсолютизм, аристократию и демократию - он пришел к выводу, что наиболее разумной формой для России является конституционная монархия с разделением властей, которая способна обеспечить сочетание свободы экономической деятельности, свободы слова, печати и т.д. с сохранением государственного единства, охраной порядка, контролем за соблюдением законов. Основные произведения Чичерина: “История политических учений”, “Философия права”.

Чичерин выступал за постепенные реформы “сверху”. Лозунгом консервативных либералов должны быть слова: “Либеральные реформы и сильная власть”.

Одним из ярких представителей консервативного либерализма был философ, историк и правовед К.Д.Кавелин (1818-1885). Политическим идеалом мыслителя была неограниченная монархия, основанная на возможно более широких местных свободах, построить государственное и общественное устройство на разумных основаниях и законах, где бы не было произвола и были обеспечены имущественные и другие права, можно, по его мнению, путем эволюционного становления самоуправляющегося “мужицкого царства” -народного самодержавия. Кавелин проповедовал теорию ненасилия. Создание общественного мнения, развитого правосознания - вот что может преодолеть социальное зло и несправедливость.

Видным представителем “нового” либерализма, крупным философом, социологом, политическим деятелем был Петр Бернгардович Струве (1870-1944). Он прошел сложную эволюцию от “легального марксиста” до либерала. Он был сторонником идеи правового государства, которую обосновывал в сборниках своих статей “Вехи”, “На разные темы”. Струве полагал, что перед российским обществом стоит труднейшая задача строительства правового государства, которое гарантировало бы права личности. Строительство такого государства, согласно Струве, должно быть основано на трех принципах: взаимосвязи прав и обязанностей личности, “личной годности” и признании духовных начал власти и государства. Идея “личной годности” как основа и мерило общественных отношений следовала из либеральной парадигмы свободы личности и равенства возможностей и содержала совокупность нравственно-религиозных и профессиональных качеств, необходимых личности как гражданину и человеку. Принцип “личной годности” был альтернативой эгалитарному равенству, социализму и в экономической сфере приводил к иерархической структуре социальных отношений, которые строились с учетом реального вклада человека в создание национального богатства.

Особое значение для политической философии либерализма имела философия естественного права, возрожденная в начале XX в. усилиями ряда русских философов и ученых. Глубокое и оригинальное решение она получила, в частности, в творчестве выдающегося философа и правоведа Павла Ивановича Новгородцева (1866-1924). В своих трудах “История философии права”, “Кризис современного правосознания”, “Об общественном идеале” и ряде статей он развивал аксиологическую теорию правового государства. Исходным в его концепции было понятие общественного идеала как вечной и непреходящей абсолютной ценности. Общественной идеал в трактовке Новгородцева выступал целью общественного развития и меркой оценки социального прогресса. Общественный идеал состоит, по его мнению, в развитии и нравственном совершенствовании личности. В естественном праве выражались общечеловеческие и вечные стороны человеческого бытия, определяющие развитие правосознания и политических отношений на основе “беспристрастной и нелицеприятной” идеи справедливости. Новгородцев показал утопизм социалистических, анархистских и консервативных политических идеалов, видящих в “относительном абсолютное”. Разграничивая нравственный и политический идеалы, он отстаивал естественное право человека на выбор тех или иных форм государственного устройства.

Государство Новгородцев представлял гарантом социального мира и свободы личности. Правовое государство “сочетает различия, вытекающие из свободы, с единством, обусловленным общностью и взаимностью развития”.

Весьма интересны взгляды Новгородцева на дальнейший прогресс правового государства, его способность ограничить частный произвол с помощью “публично-правового регулирования частной жизни”. По существу речь шла о социальном государстве, устраняющем как юридические препятствия к развитию свободы, так и экономические преграды для ее проявления.

Видный юрист и социолог Богдан Александрович Кистяковский (1869-1920) внес существенный вклад в исследование сущности государственной власти и правового государства и обоснование необходимости правовой культуры. В сочинениях “Общество и личность”, “Социальные науки и право” он развивал идеи правового государства, основным принципом которого он считал ограниченность его правами человека и гражданина. Он сформулировал совокупность естественных и неприкосновенных прав человека, ограничивающих государственную власть и способствующих социальному прогрессу. Свобода совести, свобода слова, печати, собраний, союзов, наряду с неприкосновенностью личности, жилища, собственности гарантирует политическую свободу личности. Он писал, что политическая свобода - это такое драгоценное благо, от которого нельзя отказываться ни на мгновение и ни за какие выгоды. Кистяковский считал, что правовое государство предотвращает беззаконие, анархию, позволяет обеспечить наибольшую свободу деятельности людей. Конституционно закрепленное верховенство закона способно предотвратить жестокие формы государственного угнетения.

Народно-демократический характер власти обеспечивается, по его мнению, всеобщим и равным избирательным правом и представительством народа в органах власти. Разделение властей и авторитетная судебная власть должны создать, с его точки зрения, высокую политическую культуру правового общества, способного разрешить социальные конфликты.

Русская политология XX в., помимо большевизма, ставшего господствующей идеологией советского периода, охватывает и многие другие направления, преимущественно антикоммунистического, антитоталитарного, религиозно-консервативного и религиозно-либерального толка, сложившихся преимущественно за пределами СССР, в эмиграции.

Основными течениями русской политической мысли XX в. были: социальный иерархизм (Н.А.Бердяев, С.Л.Франк, П.А.Сорокин), евразийство (Н.С.Трубецкой, П.Н.Савицкий. Л.П.Карсавин), неомонархизм (И.А.Ильин, П.А.Флоренский), христианский социализм (С.Н.Булгаков, Г.П.Федотов).

Видным представителем социального иерархизма был крупнейший религиозный философ, высланный из России в 1922 г., Николай Александрович Бердяев (1874-1948). Одной их первых эмигрантских публикаций Бердяева стала книга “Философия неравенства”, в которой он выступил против марксистской идеи всеобщего равенства. Социализм он считал подавлением свободы духа и потому был решительным противником “пролетарско-революционного миросозерцания”. Бердяев считал, что общественная жизнь по своему существу духовна, а не материальна. Это духовное выступает в форме единства “я” и “ты”, иначе - соборности, в чем проявляется богоустановленный порядок, основанный на началах иерархии и послушания. Неравенство, следовательно, оправдывается религией. Только христианские ценности могут, по его мнению, гарантировать свободу личности, т.к. свобода, права личности даны человеку свыше, это абсолютные идеи, имеющие внечеловеческий и внеисторический характер. Беря за основу социальной философии принцип иерархизма, Бердяев видел детерминацию общественных отношений не экономическими и политическими факторами, а высшей духовной целью.

Идею государства он также связывал с религией. Происхождение государства и государственной власти нельзя объяснить разумно, государство всегда имеет мистическую основу. Само по себе оно не является злом, но может им стать, если будет забыта, отвергнута его религиозная основа. Государство должно быть сильным, но должно знать свои границы, которые ему устанавливает христианство, прежде всего не допускающее власти государства над душами людей.

В работе “Истоки и смысл русского коммунизма” Бердяев исследует феномен русского коммунизма. Русский коммунизм возник, по его мнению, в результате низвержения религии и морали во имя освобождения человека, но итогом стало лишь подавление личности. Кошмар русского коммунизма заключается прежде всего в том, что он несет с собой смерть человеческой свободе. Коммунизм отрицает не только Бога, но и человека.

Булгаков резко отрицательно относился к большевистской революции, считая ее расплатой за предыдущее зло, за неспособность русского государства воплотить в жизнь христианскую правду, за моральный крах династии Романовых. Его критика тоталитаризма носит очень глубокий характер, он вскрыл истинные причины исторической драмы, происшедшей в России.

Социализм и анархизм - как последние соблазны человечества - в конце концов “доходят до небытия” в силу своей жажды равенства (социализм), либо свободы (анархизм). Более долговечную ценность представляют собой в этой связи церковь (она призвана “охранять образ человека” от демонов природы), государство (оно “защищает образ человека от звериных стихий” и от “переходящей все пределы злой воли”), право (оно “охраняет свободу человека от злой воли людей и всего общества”), закон (он изобличает грех, ставит ему пределы, “делает возможным минимум свободы в греховной человеческой жизни”).

Прогноз перспектив развития “коммунистической России” дал знаменитый русский социолог, также высланный в 1922 г., Питирим Александрович Сорокин (1889-1968). По его мнению, никакое движение “никогда не осуществляло в сколько-нибудь широком масштабе выставленных идеалов”. Всегда есть расхождение между идеалами и реальностью. Это явление было названо им законом социального иллюзионизма. Не была исключением и Октябрьская революция. Она ставила целью разрушение пирамиды социального неравенства, на деле произошло только перемещение социальных слоев, сама же пирамида осталась.

В 20-е годы русское зарубежье выдвинуло еще одно идейное движение - евразийство. Сторонники этого течения создали новый идеологический миф, по сущности близкий к славянскому мессианизму, но опирающийся не на славянский, а на азиатский компонент русской истории. Евразийцы выступали против европеизации России, исповедуя принцип равноценности и качественности любой культуры и отвергая одностороннее насаждение чужой культуры в России. С этой точки зрения они отрицательно оценивали деятельность Петра Великого, с которого начался новый период в русской истории - период “антинациональной монархии”. Расплатой за “двухвековой режим антинациональной монархии”, восстановившей против себя все слои населения и стала революция. Победа большевиков не вызывала у евразийцев большого беспокойства, они были убеждены, что коммунистическая идеология не привьется в России из-за ее классовой направленности и атеизма. Необходимо просто переждать какое-то время. Затем будут созданы новые формы государственности для “нормального развития России-Евразии”. Эта возрожденная Россия представлялась им “надклассовым государством”. Евразийцы отвергали обвинения русских в негосударственности. Даже большевистская революция, вопреки своей идеологии разрушения государственности, привела к созданию советского государства. Но тормозом стало классовое начало, выраженное в диктатуре пролетариата. Однако вообще нельзя отказаться от господства и подчинения. Без этого не может существовать ни одно государство. Но этот порядок должен устанавливаться не в интересах отдельных классов или социальных групп, он должен обладать “самостоятельной мощью”, т.е. быть “суверенным”. Теоретики евразийства отмежевывались от отождествления государственной идеи с какой-либо государственной формой, будь то аристократия или демократия. Их надклассовое государство не зависело от поддержки того или иного класса, а держалось благодаря деятельности особой социальной группы - “правящего слоя”, стоящего “вне классов”. Принадлежность к этой группе, по мысли евразийцев, должна определяться только “исповеданием евразийской идеи”. Иными словами, отбор властной элиты в евразийском государстве производился по идеократическому принципу, поэтому государство называлось идеократией.

Виднейшим идеологом неомонархизма выступил Иван Александрович Ильин (1882-1954), известный философ и правовед, также изгнанный из Советской России. Он оставил огромное литературное наследие. Из его политологических трудов первостепенное значение имеет трактат “О сопротивлении злу силою”, в котором он выступал против толстовской морали и пытался восстановить древнерусское учение о мече и его силе и славе. Наиболее полно его политические взгляды отражены в трудах: “Наши задачи” и “О монархии и республике”. Разрабатывая теорию неомонархизма, Ильин руководствовался принципом правового обоснования “сильной власти”. Вне права, считал он, нет “пути ни к мудрости, ни к добродетели, ни к Божеству”. Существование права обусловлено наличием правосознания, которое основано на истинном патриотизме и чувстве государственности. Верховное значение права определялось “аристократической” природой государства. Право, согласно воззрениям Ильина, укрепляло незыблемость “ранга”, иерархии (в этом он солидарен с Бердяевым). Власть должна осуществляться “лучшими людьми”, удовлетворяющими этический и политический ценз, т.е. аристократией. Но аристократия у Ильина - это не слой родовитых, привилегированных людей, а самые лучшие люди данного общества: настоящие патриоты, умные, честные, ответственные и образованные.

Ильин провел глубокий, конкретный анализ причин установления тоталитарных режимов, предвидя их крушение, в том числе, в России. Особое внимание он уделял процессу перехода от тоталитарной власти к власти демократической. По его мнению, после победы над тоталитаризмом невозможно сразу осуществление демократии, поскольку тоталитаризм деформирует правосознание и для преодоления негативных последствий в общественном сознании, устранения таких явлений, как доносительство, раболепство, вечный страх и т.д., требуется время. Утверждение демократии предполагает переходный этап; формой государственного устройства в этот период должна стать авторитарная диктатура. Анализируя различия между тоталитаризмом и авторитаризмом, он отмечает, что последний не претендует на тотальное государственное регулирование, заинтересован в развитии самостоятельности и инициативы граждан. Важным фактором перехода к демократии в России после падения тоталитарного режима Ильин считал “сильную государственную власть”, т.е. монархию. Слабая власть (демократическая) может погубить Россию, ввергнуть ее в гражданскую войну. Он не был принципиальным противником демократии, но выступал против абсолютизации модели демократического государственного устройства без учета реальной культурно-исторической специфики страны. Ильин верил в возрождение России, которое, как он полагал, должно основываться на возрождении духовности, нравственности, правосознания, сильной авторитарной власти.

Заметное место в политической мысли русского зарубежья занимал христианский социализм. К этому направлению принадлежали, в частности, С.Н.Булгаков (1871-1944) и Г.П.Федотов. Булгаков, анализируя Евангелие, труды учителей церкви, пришел к выводу, что в них содержится достаточное основание для положительного отношения к социализму, понимаемому как отрицание эксплуатации, спекуляции, корысти. Для него и других сторонников данной теории социализм был неотделим от христианства, они верили, что только социализм в соединении с христианством создает условия для свободы и именно с христианским социализмом связывали будущее России.

Поделись материалом